ВС: Коллегия адвокатов не является стороной в соглашении об оказании юрпомощи

Суд напомнил, что само по себе зачисление гонорара адвоката на расчетный счет коллегии как представителя по его расчетам с доверителем не влияет на права и обязанности сторон соглашения об оказании юридической помощи


По мнению одного адвоката, в рассматриваемом деле ВС РФ последовательно придерживается позиции о необходимости применения к правоотношениям адвоката и доверителя специальных норм Закона об адвокатуре. Другая выразила удивление тем, что при наличии достаточной правовой регламентации вопроса ответственности членов коллегии адвокатов и адвокатских бюро подобные «судебные ляпы» продолжают существовать.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 305-ЭС21-6304 по делу № А40-318339/2019, в котором рассмотрен вопрос о допустимости взыскания с коллегии адвокатов в качестве неосновательного обогащения денежных средств, уплаченных ее члену по соглашению об оказании юридической помощи, которое не было исполнено. В декабре 2017 г. ООО «Ледич» перечислило платежным поручением № 139 на расчетный счет Московской коллегии адвокатов «Вектор Права» 8,5 млн руб. в качестве оплаты юридических услуг по соглашению с адвокатом. Поскольку услуги оказаны не были, общество обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к коллегии, требуя вернуть уплаченные деньги и 1,1 млн руб. в виде процентов за пользование чужими денежными средствами. В ходе судебного разбирательства АС г. Москвы привлек в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Майю Гагуа, которая ранее заключила соглашение об оказании юридической помощи с адвокатом коллегии Константином Скрыпником. В отзыве на иск МКА «Вектор Права» указала, что поступившие от общества денежные средства доверитель Майя Гагуа просила зачесть в счет оплаты по соглашению, стороной которого коллегия не является, поскольку обязательство по оказанию таких услуг возложено непосредственно на адвоката, заключившего его. Ответчик добавил, что МКА «Вектор Права» является лишь налоговым агентом в силу Закона об адвокатуре, а полученные от общества денежные средства за вычетом налога были перечислены адвокату Скрыпнику. Тем не менее суд удовлетворил иск, сославшись на отсутствие доказательств оказания коллегией адвокатов юридических услуг на спорную денежную сумму и возникновение у ответчика неосновательного обогащения. В свою очередь, апелляция отказалась принимать в качестве нового доказательства соглашение об оказании юридической помощи между адвокатом Константином Скрыпником и Майей Гагуа. Впоследствии окружной суд поддержал судебные акты нижестоящих инстанций и отказался привлекать к участию в деле Константина Скрыпника, который обратился с соответствующей кассационной жалобой в суд округа. «Довод заявителя жалобы о непривлечении к участию в деле Константина Скрыпника не свидетельствует о допущенных судом процессуальных нарушениях, поскольку из содержания судебных актов не следует принятие судами решения о правах и обязанностях названного лица, судебные акты не содержат выводов, способных повлиять на права или обязанности указанного лица по отношению к одной из сторон спора», – отмечалось в постановлении Арбитражного суда Московского округа. В кассационной жалобе в Верховный Суд РФ МКА «Вектор Права» сослалась на существенное нарушение нижестоящими инстанциями норм процессуального и материального права. После изучения материалов дела Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ со ссылкой на Закон об адвокатуре напомнила, что коллегия адвокатов не является стороной в соглашении об оказании юрпомощи, однако наделена статусом налогового агента ее членов, а также статусом представителя адвоката по его расчетам с доверителями и третьими лицами. Соответственно, при возникновении спора, связанного с исполнением договора на оказание юруслуг (в том числе об объеме выполненных услуг, их оплате, взыскании каких-либо сумм, предусмотренных договором), надлежащими сторонами спора будут доверитель и адвокат, а не коллегия адвокатов. Само по себе зачисление гонорара адвоката на расчетный счет коллегии адвокатов как представителя по его расчетам с доверителем не влияет на права и обязанности сторон соглашения об оказании юрпомощи. Как пояснил Суд, из имеющегося в деле платежного поручения от 21 декабря 2017 г. следует, что основанием спорного платежа являлись конкретные правоотношения –оказание юридических услуг по соответствующему соглашению. Между тем суд первой инстанции не определил правовую природу спорных правоотношений, не установил обстоятельства, имеющие значение для дела (в том числе обстоятельства проведения обществом платежа), не определил нормы права, подлежащие применению к установленным обстоятельствам, а также не исследовал надлежащим образом вопрос о составе участников дела, их процессуальном положении, правах и обязанностях. Верховный Суд добавил, что апелляционный суд возвратил представленные коллегией адвокатов дополнительные доказательства, включая соглашение от 18 декабря 2017 г., по мотиву необоснования невозможности представления их при рассмотрении дела в суде первой инстанции, но в то же время сослался на отсутствие в материалах дела соглашения, которое явилось основанием платежа по платежному поручению № 139. Таким образом, ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы. Как пояснил адвокат АП г. Москвы Мартин Зарбабян, если оценивать допущенное процессуальное нарушение при рассмотрении данного дела в части отказа суда апелляционной инстанции в принятии доказательства – соглашения об оказании юридической помощи, приходится с сожалением констатировать, что на практике апелляционная инстанция нередко отказывает в приобщении относимых к предмету спора доказательств. Аргументация таких решений подкрепляется неубедительными доводами, в таких случаях применяется весьма формальный подход к вопросу о возможности (невозможности) представления такого доказательства стороной в суд первой инстанции. «Если все же указанная проверочная инстанция приобщает и принимает новые доказательства, то она порой не дает им должной правовой оценки. Скорее это общая процессуальная проблема, связанная с недостаточно точным определением правоприменителем места и роли апелляционного производства в системе проверки судебных актов (решений)», – полагает он. Эксперт считает, что ВС последовательно придерживается позиции о необходимости применения к правоотношениям адвоката и доверителя специальных норм Закона об адвокатуре и разъяснений Обзора судебной практики ВС РФ № 2 (2016). «Такое понимание находит отклик и в судебных актах окружных кассационных судов. Например, в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 25 марта 2020 г. № Ф05-16733/2019 по делу № А40-90118/2017 кассационная инстанция указала, что договорные отношения, а также права и обязанности по исполнению договора на оказание юридической помощи возникают между адвокатом коллегии адвокатов, с одной стороны, и доверителем – с другой», – пояснил Мартин Зарбабян. Он добавил, что суды периодически при рассмотрении аналогичных казусов неправильно толкуют нормы о неосновательном обогащении и игнорируют специальный закон, регулирующий адвокатскую деятельность. «По всей вероятности, наличие подобных судебных ошибок связано с недостаточным пониманием со стороны правоприменителя сути и особенности адвокатской деятельности, которое чаще обнаруживается в арбитражном (гражданском) процессе. Потому-то и весьма отрадно наблюдать, что ВС непременно реагирует на эти судебные ошибки и исправляет их, пытаясь сформировать у судов глубокое и содержательное уяснение правовой природы соглашения об оказании юридической помощи, заключаемого между адвокатом и доверителем», – подчеркнул адвокат. Мартин Зарбабян также заметил, что существование сложностей в корректной идентификации статуса коллегии адвокатов в ходе исполнения соглашения об оказании юридической помощи, возникающих не только у судов, но и у банков, налоговых органов, да и временами самих граждан, не имеющих опыта в получении помощи адвоката, может быть сигналом для адвокатского сообщества о том, чтобы критически проанализировать, отвечают ли существующие формы адвокатских образований сегодняшней общественно-экономической формации и не требуется ли модернизация актуальных форм в интересах доверителей. Адвокат, член Совета АП Ставропольского края Нарине Айрапетян выразила удивление тем, что при наличии достаточной правовой регламентации вопроса ответственности членов коллегии адвокатов и адвокатских бюро подобные «судебные ляпы» продолжают существовать. «Кроме того, странным представляется решение вопроса относительно взыскания денежных средств без истребования соглашения, явившегося основанием для перечисления таких средств. В случае же истребования документа остается неясным вопрос, по какой причине стороной ответчика (в данном случае коллегией адвокатов) не было представлено своевременно соглашение и не изложено в достаточной мере обоснование невозможности взыскания средств с налогового агента, коим и является коллегия. В любом случае, не ознакомившись с материалами дела, трудно объективно оценить обстоятельства рассматриваемого дела», – отметила она. Эксперт также назвала странным и тот факт, что суды нижестоящих инстанций никаким образом не учли специфику адвокатской деятельности, фактически приравняв коллегию адвокатов к обычной юридической фирме. Оперативно получить комментарий МКА «Вектор Права» не удалось.


Зинаида Павлова

Статья опубликована на сайте Адвокатской газеты

Публикации
Новости