Дисциплинарная практика по "двойной защите"

Совет Адвокатской палаты города Москвы напомнил, что защитник по назначению не обязан участвовать в заседании, если обвиняемый и его неявившийся адвокат по соглашению не злоупотребляли правом на защиту.

Вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант рассказал «АГ», что Совет палаты довольно часто рассматривает случаи, так или иначе связанные с «двойной защитой». По мнению президента Коллегии адвокатов Санкт-Петербурга «Ленинградский адвокат» Дмитрия Салыкина, решение Совета АП г. Москвы позволяет надеяться, что этот подход воспримут и другие региональные палаты.


Как сообщила АП г. Москвы, ее Совет отказался привлекать к дисциплинарной ответственности защитника по назначению, который покинул суд, чтобы избежать «дублерства». Адвоката Н. назначили защитником Д. для участия в судебном заседании о продлении срока содержания под стражей. Мужчина отказался от Н., сославшись на то, что у него есть адвокат по соглашению. Когда председательствующий удалился в совещательную комнату, Н. покинул зал заседания. Судья решил, что тот нарушил законодательство об адвокатской деятельности, и направил частное постановление в АП г. Москвы.

Н. пояснил палате, что не участвовал в судебном заседании. В конфиденциальной беседе с потенциальным доверителем он выяснил, что у того есть защитник по соглашению, которую не известили о заседании надлежащим образом. После этого Н., по его словам, сообщил суду, что не может в такой ситуации защищать Д., и ушел.

Совет АП г. Москвы изучил протокол судебного заседания. Из документа следовало, что адвокат по соглашению подала через сайт суда ходатайство об отложении заседания, а Д. действительно отказался от защитника по назначению. При этом Н. объяснил суду, что принятие заявки через автоматизированную информационную систему АП г. Москвы не означает автоматическое вступление защитника в дело и что защищать Д. против его воли недопустимо. Судья, вернувшись из совещательной комнаты, продлил срок содержания Д. под стражей, хотя никакого защитника в зале не было. Из-за этого Мосгорсуд отменил данное постановление.

Президент АП г. Москвы попросил предоставить доказательства извещения адвоката по соглашению о судебном заседании. В ответ на это в палату прислали скриншоты переписки, из которых не было понятно, кто именно отправлял сообщения. Даже если это переписка между следователем и адвокатом по соглашению, то в ней нет ни даты отправки сообщений, ни информации о месте, дате и времени заседания, заметил Совет. Более того, подчеркнул он, палате не известно, подтверждала ли защитник по соглашению, что ей можно направлять уведомления о процессуальных действиях в мессенджере. Поэтому Совет согласился с тем, что адвоката по соглашению не уведомили о судебном заседании надлежащим образом.

Прекращая дисциплинарное производство в отношении Н., Совет подчеркнул: «Оставление судом без удовлетворения заявления обвиняемого об отказе от защитника по назначению ввиду наличия защитника по соглашению не может считаться обязывающим адвоката – защитника по назначению продолжать осуществление защиты в судебном заседании в случае отсутствия в действиях обвиняемого и его защитника по соглашению признаков явного злоупотребления правом на защиту, подтвержденных конкретными обстоятельствами». В данном случае никаких злоупотреблений Совет не усмотрел. В его решении подчеркивается, что Н. покинул зал заседания правомерно. Это не является ни проявлением неуважения к суду, ни оставлением Д. без защиты, считает Совет.

Вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант рассказал «АГ», что Совет палаты довольно часто рассматривает случаи, так или иначе связанные с «двойной защитой». «Понимая это, Совет обобщил свою практику в нескольких разъяснениях, которые опубликованы и обязательны для всех московских адвокатов. В таких случаях мы всегда проверяем действия защитника по назначению на соответствие тому алгоритму, который прописан в этих разъяснениях и в Решении Совета ФПА “О двойной защите”. Если адвокат действовал в соответствии с ними, он не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности, – об этом прямо говорится в ст. 18 КПЭА, – указал Вадим Клювгант. – Здесь принципиально важно понимать, что, когда прибывший для защиты по назначению адвокат покидает место производства процессуальных действий или судебное заседание, потому что видит, что законных оснований участвовать в деле у него нет, это не отказ от защиты, а наоборот – поддержка доверителя в его праве на свободный выбор защитника». Это прямо подчеркивается и в Разъяснении Совета АП г. Москвы от 18 января 2016 г., напомнил он.

Президент Коллегии адвокатов Санкт-Петербурга «Ленинградский адвокат» Дмитрий Салыкин считает, что случай Н. отражает болезненную практику, которая сложилась в последнее время: принудительное привлечение судом защитника по назначению, когда имеется адвокат по соглашению. По его словам, нередко суды не позволяют назначенному защитнику покинуть заседание, даже когда подсудимый или обвиняемый отказывается от него и при этом нет доказательств надлежащего уведомления адвоката по соглашению. «Таким образом суд, увлекаясь “имитацией” права на защиту, подстраховываясь от необходимости откладывать заседание, принуждает защитников по назначению нарушать КПЭА и право подсудимого (обвиняемого) на защиту», – полагает Дмитрий Салыкин.

При этом, добавил он, адвокатские палаты зачастую не реагируют на произвол суда и оставляют жалобы защитников без внимания. «Решение Совета АП г. Москвы дает надежду на распространение подобной практики в других субъектах Федерации и на исключение злоупотреблений суда при привлечении защитников по назначению», – подчеркнул Дмитрий Салыкин.

Екатерина Коробка


Статья опубликована в Адвокатской газете от 06.04.2021г.



Публикации
Новости