Please reload

Новости

Одно другому не противоречит

07.11.2019

1/5
Please reload

Публикации

Добиться справедливости в судах крайне сложно, адвокат Дмитрий Загайнов

Сегодня, 31 мая, российские адвокаты отмечают свой профессиональный праздник. В этот день в 2002 году Президент России Владимир Путин подписал закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ». Дмитрий ЗАГАЙНОВ, член президиума Свердловской областной гильдии адвокатов, рассказал «Облгазете», насколько сложно добиться справедливости в суде – особенно по уголовным делам.

Адвокатов будет больше

– С 1 октября заработают поправки в Арбитражно-процессульный и Гражданско-процессуальный кодексы. Согласно им, гражданин без диплома о высшем юридическом образовании не сможет осуществлять функции судебного представительства. Изменится ли адвокатская деятельность после того, как государство введёт ограничения на судебное представительство?

– Граждане смогут самостоятельно защищать свои интересы лишь по делам, которыми занимаются мировые и районные судьи, поэтому количество адвокатов увеличится. Но основы юридической защиты с течением времени практически не меняются, так что в работе адвокатов изменений не предвидится. В последние годы в адвокатуру приходит очень много молодых людей, с более современным и креативным подходами к защите. Проработав три года по юридической профессии в госучреждениях, правоохранительных органах или частных юридических фирмах, они сдают квалификационный экзамен в адвокатуру и получают удостоверение адвоката. И нередко молодёжь мотивирована тем, что это более свободная профессия. С одной стороны, это так: ты не связан отношениями начальник – подчинённый и самостоятельно заключаешь договор со своим доверителем. С другой – уровень ответственности у адвокатов гораздо выше: если клиент к тебе не идёт, то договор не заключается и, соответственно, нет гонорара. Эти риски молодые люди не всегда учитывают. Но если они работают в команде, то процесс поиска клиентов упрощается.

– Какие сейчас цены на услуги адвокатов?

– Цены за оказание адвокатской помощи измеряются как в часовых ставках, так и за сопровождение целого дела. В зависимости от квалификации адвоката, его специализации, опыта и категории дела — гражданское ли оно, административное или уголовное. В среднем цена составляет 4–10 тысяч рублей за час работы адвоката. Если же говорить о бесплатной юридической помощи в судах, которую оказывает гражданам государство, то там цены достаточно низкие. В среднем это полторы тысячи рублей за судодень. Есть разговоры о том, что эта сумма вырастет до трёх тысяч рублей, но это всё равно небольшие деньги для адвокатов по назначению.

– На каких условиях адвокаты бесплатно защищают подсудимых?

– Если адвокат желает оказывать юридическую помощь по назначению, он подаёт заявку в Адвокатскую палату Свердловской области. Его включают в список и направляют в суд или правоохранительные органы в зависимости от его специализации в той или иной области права. Он работает со своим подзащитным, а по окончании процесса судья, дознаватель или следователь выносят постановление об оплате его труда. Деньги адвокатам по назначению перечисляют из федерального бюджета. Задержки с финансированием пока существуют, и оплата не всегда происходит своевременно. В ноябре 2017 года Адвокатская палата Свердловской области даже объявляла забастовку по этому поводу. Вопрос решили быстро, но мера была вынужденной: у адвокатов по назначению – это единственный источник дохода. Однако такая работа необходима им как адвокатский опыт.

 

Казнить, нельзя помиловать

– Судебный процесс строится по принципу состязательности сторон. Удаётся ли сохранить равенство между адвокатом и прокурором?

– Если говорить о гражданских делах, то там этот баланс более-менее есть, но что касается уголовных… Не зря у нас говорят, что уголовные процессы носят преимущественно обвинительный характер. Такой уклон есть, но если аргументы у адвоката сильные и твой оппонент, в данном случае гособвинение, чувствует слабость своей позиции, то суд может услышать защитника. Тогда дело направляют на доследствие, меняют статью или категорию преступления. Если же серьёзного сопротивления прокурору адвокат не оказывает и выстраивает свою защиту по наитию, то это в какой-то степени развязывает руки гособвинению, и прокурор начинает прикрывать слабые доказательства обвинительным уклоном. Ситуация идёт не в пользу доверителя, и можно получить печальный исход.

– Оправдательные приговоры до сих пор большая редкость?

– Да. У нас их крайне мало. В эпоху Сталина оправдательных приговоров было до семи процентов, а сейчас — меньше трёх, а по некоторым категориям дел вообще ниже одного процента. У меня есть оправдательные приговоры, но их не так много. Мне удавалось добиться освобождения подзащитного от наказания и судимости. Но это зависит от категории дела, от тех доказательств, которые есть в деле, и от того, как они получены. Важно учитывать и государственную политику по некоторым категориям уголовных преступлений.

Очень трудно добиться снисхождения по делам, связанным с распространением наркотиков, с незаконным оборотом оружия, коррупцией. Со стороны следствия, суда, общественности и СМИ к данным категориям дел всегда пристальное внимание, поэтому добиться снисхождения по ним бывает очень сложно. Адвокаты, которые специализируются по этим статьям, воспринимают любое уменьшение срока наказания как реальный положительный результат. Другая ситуация по преступлениям в сфере экономики, к примеру, мошенничества. Там очень важен правильный подбор доказательств, проведение судебных экспертиз — бухгалтерских, финансовых и других. И если адвокат в состоянии опровергнуть государственную экспертизу и доказать, что эксперт учёл не все обстоятельства дела, то тогда шансы на оправдательный приговор резко возрастают. Если же этого не сделано, то обвинение устоит, и всё будет зависеть от позиции суда.

 

Почти операция

– Что самое сложное в работе адвоката?

– Уметь контролировать свои эмоции. Здесь я невольно провожу параллель с профессией хирурга, который для спасения больного должен сделать разрез скальпелем, но у врача есть анестезия, а у адвоката её нет. Когда доверитель не доволен результатами нашей работы, приходится продолжать, настаивать на своей позиции и не показывать эмоций. Второй непростой момент в нашей работе — добиться справедливости в суде. Это крайне сложно, особенно по уголовным делам. У меня был в 2003 году очень сильный кризис, когда я не смог добиться оправдания своего подзащитного. Несмотря на то что суду были представлены свидетели, которые разрушали всю линию обвинения, мой клиент получил обвинительный приговор. Для меня это было шоком, и я в течение пяти лет вообще не занимался уголовной практикой. Но со временем я с этим смирился: те же самые гражданские дела у нас часто переводят в уголовные, и адвокат в любом случае должен защитить своего доверителя.

 

Статья опубликована в Областной газете https://www.oblgazeta.ru/society/42579/

 

 

Please reload

Мы в соцсетях