Please reload

Новости

Одно другому не противоречит

07.11.2019

1/5
Please reload

Публикации

Почему за критику чиновников в Германии не наказывают, а в России грозит штраф до 300 тыс. руб.

 

Суд Франкфурта-на-Майне признал сравнение экс-сенатора с женщиной легкого поведения допустимой критикой, а российский суд назначил штраф за «матерное слово» в адрес президента. Как в России после принятия закона об оскорблении власти будут решать вопрос о том, является ли распространенная информация порочащей и нужно ли за это наказать человека?

 

 

Репутация, моральные качества и принципы человека нередко подвергаются нападкам. В связи с интенсивным развитием интернета это проявляется все более остро. Стало обыденностью, что поступок, непонравившееся выступление или публикация сопровождается едкими замечаниям с целью поддеть и унизить собеседника. Чтобы подобное поведение не оставалось безнаказанным, законодатель установил ответственность за унижение чести и достоинства человека.

 

 

 

 

Зачем приняли закон об оскорблении власти и что будет за неуважение к госорганам?

Конституция каждому гарантирует право на защиту чести и доброго имени (ст. 23 Конституции РФ). Человек вправе требовать через суд опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший их не докажет, что они соответствуют действительности (ч. 1 ст. 152 ГК РФ).

За оскорбление, т.е. унижение чести и достоинства человека, выраженное в неприличной форме, для граждан предусмотрена ответственность в виде штрафа в размере от 1 тыс. до 3 тыс. руб. (ч. 1 ст. 5.61 КоАП РФ). При этом неприличной считается открыто циничная, противоречащая общественной морали форма общения, унизительная для человека.

29 марта этого года в КоАП РФ внесены изменения, которые в СМИ назвали «законом об оскорблении власти». Так, в ст. 20.1. КоАП РФ («Мелкое хулиганство») была предусмотрена ответственность за распространение в интернете информации, выражающей в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам Российской Федерации, Конституции РФ или органам, осуществляющим государственную власть в России. Административная ответственность установлена в виде штрафа в размере от 30 тыс. до 100 тыс. руб. При повторном правонарушении в течение года последует штраф до 200 тыс. руб. или административный арест на срок до 15 суток. За аналогичное правонарушение более двух раз грозит штраф до 300 тыс. руб. или административный арест на срок до 15 суток.

Необходимость внесения этих изменений законотворцы пояснили так: интернет является общественным пространством, в котором должны соблюдаться правила допустимого поведения, направленные на обеспечение порядка и уважения к обществу и государственным институтам. При этом в обществе сформировано понимание, что интернет запрещено использовать в целях совершения преступлений (сбыта наркотических веществ, распространения детской порнографии, мошенничества и т.д.).

 

Кого первым привлекли к ответственности по новому закону за оскорбление президента?

22 апреля житель Новгородской области К. был привлечен к ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 20.1 КоАП РФ. Суд установил, что К. разместил в интернете в открытом доступе две записи с информацией в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность и выражает явное неуважение к обществу, государству и госорганам. К. назначено наказание в виде штрафа в размере 30 тыс. руб.

По сути, он выложил на своей странице ВКонтакте запись, в которой высказал свое мнение, использовав «матерное слово» в адрес Владимира Путина. Пока постановление суда не вступило в законную силу и обжалуется.

 

Почему берлинскую газету не наказали за сравнение сенатора с распутной женщиной?

В 2012 г. в Германии произошел интересный казус. В берлинской газете ТAZ бывшего сенатора сравнили со «старой шлюхой». В статье было сказано, что политик «…в настоящее время используется журналистами как старая шлюха, которая является дешевкой, но для определенных целей по-прежнему может быть весьма полезной…»

Политик посчитал слова оскорбительными и попросил выдать запрет на распространение данной статьи и публикацию подобных материалов. Однако Верховный суд земли Франкфурт-на-Майне указал, что издание не прибегло к запрещенной оскорбительной критике. Высказывание может быть квалифицировано в качестве оскорбительного в том случае, если оно направлено непосредственно на личность человека. При этом публичные персоны, коим является экс-сенатор, должны мириться с ограничениями их права на неприкосновенность достоинства личности, которое обычно имеют частные лица. Суд пришел к выводу, что в спорной фразе слов клеветы не было. Высказывалось оценочное суждение не о личности политика или его публичном статусе, а о характере его взаимоотношений с журналистами.

Если бы в Германии были приняты законы, аналогичные российским, то каков был бы исход дела?

 

Если Европейский Суд допускает критику госслужащих, будут ли и дальше российские суды ссылаться на его позицию?

Еще в 2005 г. при рассмотрении дела об оскорблении госслужащего Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ), позицию которого обязаны учитывать российские суды, указал, что свобода выражения мнения распространяется не только на информацию, которая воспринимается положительно или считается нейтральной, но и на оскорбительную, шокирующую и причиняющую беспокойство. Таково требование плюрализма мнений, терпимости и либерализма, без которых бы не существовало демократического общества1.

В этом же решении ЕСПЧ отметил: «Границы допустимой критики в отношении государственного служащего, осуществляющего свои властные полномочия, могут быть шире, чем пределы критики в отношении частного лица, поскольку первый неизбежно и сознательно открывает себя для тщательного наблюдения за каждым своим словом и поступком со стороны журналистов и большей части общества, и, следовательно, он должен проявлять большую степень терпимости. Безусловно, политический деятель имеет право на защиту собственной репутации даже тогда, когда он не действует в своих личных интересах, однако интересы защиты репутации должны ставиться в сравнение с интересами открытой дискуссии по политическим вопросам».

Как будут соотноситься последние изменения законодательства РФ с практикой Европейского Суда и будут ли российские суды ссылаться в своих решениях на его позицию – большой вопрос.

Еще в 2016 г. Верховный Суд РФ указал: информация может передаваться различными способами, в том числе образно, иносказательно, и при решении вопроса о том, носит ли она порочащий характер, и для оценки ее восприятия судам следует назначать экспертизу (например, лингвистическую) или привлекать для консультации специалиста (например, психолога). При рассмотрении дел о защите чести и достоинства должно быть установлено, является ли эта информация утверждением о фактах либо оценочным суждением, мнением, убеждением2.

Утверждение о факте – это информация, которую можно проверить на предмет того, соответствует ли она действительности. Например, если человека обвиняют в совершении преступления, то, как правило, это можно проверить путем выяснения наличия приговора, вступившего в законную силу. Если он отсутствует, то обидчик, утверждающий, что его оппонент мошенник, может быть привлечен к ответственности.

Представим другую ситуацию: человека обвинили в некомпетентности. Такое сообщение не всегда возможно проверить на достоверность. Соответственно, это высказывание является оценочным суждением, и обиженный не сможет рассчитывать на судебную защиту. Исключением является высказывание, которое было сделано в оскорбительной форме, унижающей честь. В этом случае обидчик может быть привлечен к ответственности – как к административной, так и к гражданско-правовой, т.е. с него может быть взыскана компенсация за причиненный моральный вред.

 

Как высказывать свое мнение и при этом избежать крупных штрафов?

В оценочных суждениях не стоит допускать унизительных высказываний. Лучше воздержаться от использования нецензурной лексики и недвусмысленных жестов. Хотя важен контекст и способ подачи материала, нередко именно «матерные слова» облегчают процесс доказывания нанесения оскорбления. А как показывает судебная практика, оскорбиться может не только власть, но и общество.

Недавно в Екатеринбурге общественность выступила против строительства православного храма в сквере, расположенного в центральной части города. Об этом конфликте высказался телеведущий Владимир Соловьёв, который в эфире авторской передачи на радио «Вести FM» назвал часть жителей уральской столицы «бесами» и пообещал приехать «в Ебург чертей гонять». Также он использовал слово «урод». По данному факту было подготовлено лингвистическое заключение, из которого следует, что «слова “урод” и “бесы”, согласно словарю, имеют в данном контексте бранное значение. “Бес” в данном случае используется в переносном значении как “человек, кто вызывает раздражение, гнев, негодование своим поведением”».

Владимир Соловьёв, как любой журналист и гражданин в России, вправе иметь свое мнение о том или ином событии общественной жизни и высказывать свое суждение. Но выбранная им форма может быть признана судом как оскорбительная.

Остается отметить, что только время покажет, какие решения будут принимать суды при рассмотрении подобных дел.

 


Статья опубликована в Адвокатской газете

 

Please reload

Мы в соцсетях