Please reload

Новости

Одно другому не противоречит

07.11.2019

1/5
Please reload

Публикации

Должно ли содержание судебного решения соответствовать нормам деловой этики?

    Адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам, обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами.

    Специфика деятельности адвоката предполагает, что к нему обращаются как «перспективные» клиенты, в чьих делах вероятность выигрыша велика, так и те, кто находится в сложной с правовой точки зрения ситуации, даже, казалось бы, заведомо проигрышной и безвыходной. Однако, и вторая категория клиентов не должна оставаться без юридической помощи. Как минимум, клиент нуждается в разъяснении ситуации и анализе судебной перспективы. Также, в некоторых случаях адвокат должен вступить в дело, чтобы клиент самостоятельными действиями еще больше не усугубил свое положение.

     Во всех случаях адвокат в своей деятельности руководствуется положениями Федерального  закона Российской Федерации «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодекса профессиональной этики адвоката, из общего смысла которых, прямо следует обязанность адвоката соответствовать требованиям добросовестности и порядочности при выполнении своих профессиональных обязанностей.  

    В процессе работы адвокат исходит из информации, сообщенной доверителем и представленных им документов. В случае необходимости, адвокат вправе направить адвокатский запрос в целях получения документа, который у клиента отсутствует, и который будет использован как подтверждение избранной доверителем позиции.

  Адвокат - представитель стороны в арбитражном, гражданском процессе не является непосредственным свидетелем фактических обстоятельств, рассматриваемого судом дела, и до суда он доносит позицию доверителя, которой суд дает оценку с точки зрения норм как материального, так и процессуального права.

    Предполагается, что при этом, суды должны исходить из презумпции добросовестности адвоката при выполнении своих обязанностей, пока не доказано иное.

    Однако, иногда возникают ситуации, когда оппонент в гражданском, либо арбитражном деле толкует позицию «противной» стороны, исходя из своего субъективного восприятия ситуации, допуская порой негативные выражения, умозаключения, которые способны отрицательно повлиять на деловую репутацию второй стороны.

 

    Закономерно встает вопрос: Должны ли суды руководствоваться нормами деловой этики при подготовке и принятии судебного акта, допускать в тексте решений негативные оценки и выражения, которые использовались какой-либо из сторон в судебном заседании, либо указывались в апелляционной (кассационной) жалобе?

   Такая ситуация сложилась по одному из судебных решений, вынесенных Семнадцатым арбитражным апелляционным судом: в описательной части Постановления от 10.07.2019 г. по делу № А60-39053/2017 суд использовал цитаты из апелляционной жалобы, содержащие ссылки на ведение суда в заблуждение представителями лица, участвующего в деле: «Кортуков А.Н. в лице его представителей (Дереча В.Я. и Стальновой М.А., действующих от имени аффилированных к контролирующему должника лиц) фактически ввели суд в заблуждение о фактических обстоятельствах дела».  

   Поскольку описательная часть Постановления не отделена от мотивировочной, при первом прочтении изложенной выше фразы складывается впечатление, что суд выражает свое мнение о введении представителями одной из сторон в заблуждение нижестоящего суда, не указывая, в чем конкретно выразилось «введение в заблуждение», какими доказательствами подтверждены данные обстоятельства, при том, что каждое заявление представителей было подтверждено соответствующими доказательствами. При таких обстоятельствах, разумеется, суд не мог установить факт введения в заблуждение.

    Естественно, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд не нарушил нормы АПК РФ при составлении судебного акта. Однако, допущенное построение текста фактически наносит вред деловой репутации представителя стороны - адвоката.

     Возникает вопрос: Вправе ли суд вставлять в судебный акт цитаты из жалоб, дискредитирующие адвоката-представителя лица, участвующего в деле?

      Думается, что в случае, когда суд при рассмотрении апелляционной (либо кассационной) жалобы не установил недобросовестных действий и позиции представителя, то такие обвинения процессуального оппонента не должны включаться в описательно-мотивировочную часть судебного акта. Необходимо отметить, что указание в тексте судебного акта на недобросовестное поведение адвоката-представителя, в любом случае некорректно, так как должны быть доказательно установлены не только факт совершения недобросовестных действий и позиции, а также то обстоятельство, что эти действия являются проявлением воли самого представителя, а не его доверителя. Именно воля доверителя воплощается адвокатом-представителем.

     Подобного рода формулировки в судебных актах в адрес адвоката дискредитируют его перед доверителями, негативно сказываются на имидже и деловой репутации.

    Представление интересов доверителей в суде, формирование правовой позиции с учетом фактических обстоятельств, озвученных доверителем, является обязанностью адвоката. Обвинения в адрес адвоката за выполнение им своих обязанностей являются недопустимыми.

        В последнее время замечены случаи, когда суды не разграничивают представителя и доверителя. Имеется даже прецедент, когда мировой судья в своем определении обязал представителя (а не непосредственного истца по делу) вернуть денежные средства в порядке поворота судебного акта.

Резюмируя вышесказанное, хотелось бы высказать мнение, что суды обязаны следить за содержанием своих судебных актов, ну, а наши коллеги - оппоненты в судебных, процессах обязаны дорожить деловой репутацией не только  своей, но и юридического  сообщества в целом.

 

 

 

Please reload

Мы в соцсетях