Please reload

Новости

Апелляция оправдала обвиняемого в принуждении к совершению сделки

20.05.2020

1/5
Please reload

Публикации

«Бизнес сможет взыскать с государства убытки, которые понес из-за режима самоизоляции»

Статья опубликована в журнале Деловой квартал

 

Кривые антивирусные нормативные акты, которые ограничивают работу предприятий, можно оспорить в суде. Почетный адвокат России Сергей Прокопив уверен — гражданское законодательство на стороне бизнеса.

 

 

Сергей Прокопив, почетный адвокат России, первый заместитель председателя президиума «Свердловской областной гильдии адвокатов»:

— Из «каждого утюга» слышу: бизнес малый и средний несет колоссальные убытки, а государство не намерено оказывать помощь умирающим на глазах целым секторам, ставшим жертвами борьбы с коронавирусом

Между тем, если отвлечься от коронавируса и всего с ним связанного, то внезапные убытки и потери у бизнеса случались и раньше. Причины просто были другие. При этом существует масса примеров, как бизнес, пораскинув мозгами, в подавляющем большинстве случаев находил способы компенсации или минимизации убытков. И выживал. А сейчас чего приуныли?

Пристально изучаю нормативные акты, призванные оградить население от распространения инфекции, или «помочь» малому и среднему бизнесу, которые едва ли не ежедневно «рождаются» в недрах всех без исключения органов власти. Не буду анализировать всё, социальные сети и СМИ ломятся от такой аналитики.

 

Согласен, что «антивирусные» нормативные акты объединяет изощренная юридическая техника, затрудняющая их толкование, а порой трудно понять их цель и логику.

 

Повсеместно, как под копирку: «ограничить на территории … работу…», и далее следует перечисление объектов, видов деятельности. А что именно означает «ограничить работу»? Прекратить деятельность или изменить график работы, ограничить количество посетителей, время их пребывания? «Ограничить» носит рекомендательный или императивный характер? Однозначного толкования нет. Каким-то образом подобные нормативные акты «на ура» проходят юридическую экспертизу в органах юстиции, антикоррупционную в том числе.

Цель «антивирусной нормативки» вроде бы ясна — минимизировать контакты людей, чтобы вирус не распространялся. Но методы не всегда с ней совпадают.

К примеру, цеху парикмахеров таки разрешено стричь волосы, а красить — нет. Вот чесслово, не понимаю, почему нельзя красить? То же и в общепите: рестораны, кафе — «ограничиваем» до близкого к нулю, а работу столовых на предприятиях — нет. Хотя залы кафе-ресторанов редко имеют более 30 посадочных мест, более приспособлены для соблюдения достаточной «социальной дистанции», чем рабочие столовые, где одновременно обедает 100-200 человек с плотной посадкой и очередью на раздаче.

 

Указ губернатора от 20.04.2020 г. с запретом весенней охоты даже вызвал улыбку. Сидя на берегу болота или лесной речки в шалаше охотник может заразить только свои чучела и добытых селезней. Да и охотнику в лесу подцепить коронавирус тоже не судьба — на китайских летучих мышей на Урале не охотятся, а плотность людей в уральских лесах как-то ниже, чем в метро или супермаркете.

 

Запретом на охоту одновременно нанесен удар по совсем беззащитной отрасли малого бизнеса — охотничьим хозяйствам и их работникам, живущим только выручкой от продажи путевок — разрешений на охоту

Даже дети понимают, что именно «антивирусное» законодательство привело к отсутствию или существенному сокращению выручки у некоторых отраслей, а расходы на выплату заработной платы, оплату налогов, взносов и сборов, расходы на содержание имущества, «коммуналку» никуда не делись. При этом источника их компенсации нет.

Часть таких расходов (при отсутствии доходов) вменено указами президента в связи с «нерабочими днями с сохранением заработной платы», а предлагаемые меры господдержки смехотворны.

 

Не будет открытием, что параллельно правоохранительные органы уже наверняка проводят проверки по фактам задержек выплаты заработной платы, а налоговые органы не забудут напомнить, что уплата налогов тоже является священной обязанностью.

 

На мой взгляд, введенные властями в рамках повсеместных «режимов повышенной готовности» ограничения (запреты) на ведение отдельных видов законной деятельности, влекущие прекращение (сокращение) получения дохода (выручки), невозможность исполнения дебиторами своих обязательств перед кредиторами сами по себе являются элементами режима чрезвычайной ситуации. Более того, вся совокупность введенных ограничений позволяет их квалифицировать как фактический режим ЧС, но без официального его объявления. Это раз.

Тяготы и лишения хозяйствующих субъектов, попавших под запреты и ограничения деятельности, это убытки, причинами которых стали именно действия и решения органов федеральной и региональной власти, ведь не по своей же воле прекратили работу предприятия и организации. А это два.

Справедливость такой позиции основана на нормах гражданского законодательства: убытки — это есть реальные расходы, которые субъект понес или должен будет понести для восстановления нарушенного права, как и неполученные доходы, которые он получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

 

С этой точки зрения, на мой взгляд, вообще не важно, законны или незаконны принимаемые органами власти ограничительные и запретительные меры, являющиеся к тому же элементами ЧС.

Убытки есть, причина их понятна, все существенные обстоятельства тоже известны, ответчик тоже известен, ну и какие проблемы-то? 

Уважаемые господа предприниматели, наверное, все уже поняли, что «благодать» из ФНБ сама собой на ваши расчетные счета сыпаться вроде как не намерена. Суды в «режиме самоизоляции» работали в существенно ограниченном режиме, но исковые заявления принимают исправно. Проблема лишь в том, что вместо вас и без вашей воли никто иска в суд не принесет, доказательств не соберет, и не будет отстаивать ваши интересы в суде, «спасение утопающих» как всегда — это забота в первую очередь самих утопающих.

 

Скептики среди моих коллег склонны утверждать, что удовлетворение таких требований к государству в наших реалиях невозможно. Но как знать наверняка, если не попробовать? Не отрицаю, что взыскание убытков, а тем более с государства, это одна из сложнейших категорий дел, но механизмы профессионалам известны, да и прецедентов достаточно. Поэтому оптимистичная точка зрения вполне имеет право на существование.

К тому же при детальном изучении может оказаться, что в ваших конкретно бедах повинен вовсе не президент или губернатор, а какой-нибудь хитрый партнер, решивший не исполнять обязательства под прикрытием «антивирусных» мер.

Мудрость народная говорит, что вода камень точит, но и под лежачий камень она тоже не бежит. Так, может быть, стоит хотя бы попытаться, чтобы потом не было стыдно перед самими собой: «Я мог, но не сделал ничего». И не советую медлить.

 

«Режим самоизоляции» медленно, но верно подходит к своему концу. Вот и Судебный департамент при Верховном суде России своим письмом от 07.05.2020 г. известил, что с 12 мая 2020 г. все суды возобновят свою деятельность в штатном режиме, хотя и с соблюдением мер самоизоляции, правил социального дистанцирования и использования средств индивидуальной защиты органов дыхания.

 

Чье-то дело будет разрешено первым, да и доказательства по крупицам надо было начинать собирать еще «вчера».

 

 

 

 

Please reload

Мы в соцсетях